Шрифт: Arial Times
Размер: A A A
Кернинг: абв абв абв
Цвета: Ц Ц Ц Ц

Учительство в Нижегородском (Горьковском) крае в 1930-е годы

Широкое развитие сети учебных учреждений в 1930-е гг. на фоне быстрых темпов индустриализации страны позволило справиться с одной из основных проблем, тормозящих развитие страны, — безграмотностью населения. Учителя переживали нелегкие времена лишений и трудностей, однако по мере своих сил и возможностей старались дать детям знания, привить грамотность, аккуратность. Сегодня трудно представить, что у молодых людей было большее стремление работать на заводе, нежели обучать ребят в школе. Ударные темпы промышленного строительства, расширяющийся рабочий класс, стахановское движение влекли молодежь осуществить свой вклад в индустриализацию государства. Пополнять класс интеллигенции желающих было немного. С этими проблемами и столкнулся Нижегородский (с 1932 г. Горьковский) край в 1930-е гг.

В 1930 г. наблюдался неудовлетворительный качественный состав значительной части педагогических кадров: «слабая пролетарская прослойка», высокий процент лиц, не обладающих специальной подготовкой, наличие разрыва между спросом на педагогические кадры и возможностями его удовлетворения через существующую в крае сеть специальных учебных заведений. При этом недостаток кадров был настолько высок, что в плане краевого комитета ВКП (б) (крайкома) о работе начальной и средней школы на 1931 г. было отмечено: «вторично пересмотреть состав имеющихся работников и всех могущих быть использованными на школьной работе снять с работы и направить в школы».

В 1930-1931 гг. потребность в педагогических кадрах в крае составляла 1457 человек, в то время как из педтехникумов весной 1930 г. вышло всего 405 специалистов. В 1935-1936 гг. ситуация обеспеченности педагогическими кадрами стала немного лучше. В г. Горьком школам требовалось 226 человек, краевой отдел народного образования (крайоно) выделил 185 выпускников педтехникумов. Крайняя потребность ощущалась, прежде всего, в компетентных обществоведах, поскольку было необходимо грамотное преподавание общественно-политических дисциплин. Так, по Спасской школе повышенного образования (9-10 летняя школа) в 1934 г. выделился педагог Л.М. Сидо, который преподавал обществознание и географию, а также вел кружок марксизма-ленинизма. В характеристике отмечалось: «обществоведение ведет хорошо, политически заостренно, вызывает у учащихся большой интерес. Политически развит, успешно работает над собой, проработку программы вполне обеспечивает».

С целью обеспечения школы специалистами педагогические учебные заведения переводились на двухсменные занятия и организацию непрерывной производственной педагогической практики обучающихся, а школы 2 ступени (старшее звено школы, выпускники) с педагогическим уклоном реорганизовывались в педтехникумы. Кроме того, для подготовки кадров в школы 1 ступени (начальная школа, среднее звено) организовывались одногодичные и краткосрочные курсы при педтехникумах и школах 2 ступени. В краевом бюджете 1931-1932 гг. предусматривалось финансирование стипендий обучающимся, строительство дополнительных зданий педтехникумов. В 1931 г. в крае остро встала и проблема школьного строительства. К примеру, 20 школ Порецкого района Чувашской автономной области, входившей в состав Нижегородского края, располагались в 57 зданиях. Причем в собственных зданиях находились лишь 34 школы. Под школы использовались коммунальные здания, а также помещения раскулаченных хозяйств.

Главной задачей в деле народного просвещения было оснащение школ современным техническим оборудованием, а также создание при учебных заведениях всех условий для трудового воспитания учащихся. Однако отмечалось, что в целом политехническая подготовка самих учителей была крайне низка, что приводило к невысоким показателям практической подготовки ребят на производстве и в колхозах.

Для учащихся, живущих далеко от школы, организовывали специальные общежития. Важно отметить, ученикам и учителям, находившимся в затруднительном материальном положении, оказывалась посильная помощь. По Порецкому району насчитывалось более 2000 бедняков, (но, что интересно, состояние их здоровья на 70-80 % было удовлетворительным). В 1931 г. по школам района для «детей бедноты» было выделено 462 пары обуви, 1312 единиц белья, 67 шапок. Для школьников были организованы горячие завтраки с охватом более 50 % всего контингента обучающихся, починка обуви в кустарной промысловой сапожной артели. Был создан специальный фонд помощи беднейшим учащимся на сумму не менее 8000 руб. для обеспечения их бесплатным питанием, одеждой, обувью. Кроме того, по мере возможности, учителей старались обеспечивать промтоварами и продуктами питания. Однако и с получением товаров первой необходимости были трудности. Так, по Порецкому району отмечалось, что сахар учителя не получали по нескольку месяцев, а чтобы достать другие продукты приходилось преодолевать расстояние более 25 верст. Согласно распоряжениям Наркомата снабжения, учителя должны были обеспечиваться продуктами наравне со служащими, что позволяло получать лишь хлеб, сахар и крупу, остальные продукты не полагались. Позднее, в 1931 г., нормы снабжения учителей приравнялись к нормам рабочих, что позволило получать в месяц 12,2 кг муки, 1 кг крупы, 800 г сахара, мыло, промтовары. По особым нормам снабжались учителя и врачи Автозавода, поскольку там имелись дополнительные материальные возможности. Материальное положение большинства учителей было настолько удручающим, что мало кто имел возможность снимать комнаты, а кто арендовал, жилье не мог своевременно вносить квартплату. К примеру, в Лысковском районе из 13 комнат для учителей в сентябре 1931 г. сдавались лишь 8.

Что касается зарплаты учителям, или, как их тогда называли, «просвещенцам», ее выдавали не всегда регулярно. И лишь в 1931 г. впервые поднялся вопрос о дифференцированной зарплате школьным работникам. В 1935 г. зарплата учителей высшей ставки составляла 115 руб. Известны случаи перебоев с выдачей заработанных денег и их задержкой на несколько месяцев.

Органы власти тщательно следили за выполнением учителями своих обязанностей. Строго отслеживалась читаемая педагогами литература. В 1935 г. для учителей школ был составлен литературный минимум, включающий произведения Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина, В. В. Маяковского, М. А. Шолохова и др. После прочтения тех или иных произведений школьные работники собирались для их совместного обсуждения. Отмечалась заинтересованность учителей в периодической печати. Однако обеспеченность школ газетами, по меркам того времени, считалась крайне низкой. К примеру, на одну школу Борского района выделялось по одному экземпляру газет «Правда», «Известия», «Ленинская смена», «Комсомольская правда» и др. Члены отдела культуры и пропаганды РК ВКП (б) являлись на уроки в школы с целью проверки активности учеников, грамотного ведения урока, проверяли тетради и выявляли, таким образом, регулярность их проверки, аккуратность ведения записей, обнаруживали непрофессиональных специалистов, отмечали активистов с хорошими показателями грамотности детей.

Активно проводилась аттестация учителей, работа по повышению квалификации школьных работников. Педагоги посещали так называемые кружки усовершенствования, поскольку уровень их образования оставался весьма низким. В Уренском районе в 1932 г. из 228 учителей 73 человека не имели за плечами даже семилетней школы. Высшим образованием владели менее 10 % преподавателей школ. Согласно докладной записке крайкома ВКП (б) о проведении аттестации учителей в Горьковском крае в 1936 г. всего 2110 учителей прошло аттестацию, по итогам которой присвоено персональное звание учителя 478, отстранено от работы 113 человек. Давались характеристики педагогам. Так, учитель Пыщугинской средней школы И.В. Татаринов, который получил персональное звание учителя средней школы, отмечался как «очень добросовестный работник, который много и усиленно работает над собой, умело руководит коллективом, пользуется большим авторитетом, активный общественник, член сельсовета, член пленума райисполкома, пропагандист райкома». Встречались и не всегда положительные отзывы на аттестуемых учителей. Учительница 3-го класса Сявской средней школы В.Г. Малкова показала посредственную успеваемость ребят, низкую грамотность, плохую проверку тетрадей. Комиссия заключила: «с работой в школе справляется слабо». Аттестация подобных специалистов откладывалась до следующего выезда комиссии с проверкой в школу, либо учитель обязывался сдать соответствующие испытания для продолжения преподавательской работы. Согласно плану секретариата крайкома ВКП (б) на 1930 г. требовалось в течение ближайших 2-х лет курсовой и заочной переподготовкой охватить всех учителей, получивших дореволюционную подготовку и имеющих низшее и среднее образование, а таких насчитывалось более половины. Кроме того, проводилась агроподготовка всех учителей. Повышение квалификации осуществлялось в рамках политической учебы в особых учительских кружках политучебы, и самостоятельно в ходе методической и теоретической общеобразовательной работы. Учителя изучали не только обществоведение, основы ленинизма, но и русский язык, математику в объеме 8-го года обучения в техникумах и проходили педагогический практикум в педтехникуме в течение двух дней.

Регулярно собирались районные учительские конференции в г. Горьком, на которых обсуждались методические письма крайоно, производственные планы учителей на каждый предмет и класс, почасовое распределение по предметам, заслушивались жалобы педагогов на организацию работы и др. Кроме того, собирались городские учительские конференции, на которых до учителей доносили постановления Пленумов ЦК ВКП (б), заслушивались доклады секретарей райкомов. Цель данного мероприятия — просвещение педагогов в вопросах организации преподавательской деятельности, ознакомление с постановлениями высших органов власти, сплочение учителей.

Учительство Нижегородского (Горьковского) края представляло из себя категорию общества, включающую весьма разнородные структурные компоненты. Учителя различались и по уровню образования, и по социальному происхождению, и по национальному составу. К примеру, в 1930 г. в сормовских и канавинских школах преобладали учителя-выходцы из крестьянства, в нижегородских школах учителя были в основном из семей служащих (в 1930 г. существовал Большой Нижний, в состав которого входили Сормово, Канавино и Н.Новгород). Большинство учителей не состояло в рядах ВКП (б), что стало причиной начавшейся работы по увеличению так называемой «пролетарской прослойки» в учительстве.

Расширялась сеть учреждений народного образования в национальных районах края. Так, в 1931 г. насчитывалось 59 татарских школ, 15 мордовских, 19 марийских, 1 пермяцкая, 12 удмуртских и т.д.  По национальному составу учителей можно выделить следующие тенденции: в Удмуртской автономной области 46 % учителей были удмуртами; в Марийской автономной области 38,9 % учителей по национальности принадлежали к мари (нам привычнее название марийцы). Перед преподавателями национальных школ стояли весьма трудные задачи: помимо общих требований, предъявляемых всем учителям, они должны были знать особенности культурной работы в смешанной национальной среде, владеть национальным языком, иметь достаточный уровень знаний, чтобы выравнивать степень образованности и развития национальных меньшинств и русских. Национальная политика края была направлена, прежде всего, на исключение каких-либо проявлений шовинизма, национальных предрассудков. Проводилась работа по расширению сети школ с преподаванием на родном языке, выделению национальных школ, усилению подготовки учителей, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Таким образом, власти делали многое для поддержания учительства в Нижегородском (Горьковском) крае. Кадров не хватало, но в школу не брали кого попало, учителей с низким уровнем образования «доучивали», регулярно проводили проверки их работы, аттестации педагогов. руководство края предпринимало попытки улучшить материально-правовое положение учителей. Учительство представляло собой особый пласт в обществе 30-х гг. И, несмотря на то, что 80-90 % педагогов были беспартийными, власти понимали, насколько эти люди важны для государства, особенно во времена широкой безграмотности.

Главный архивист отдела публикации и использования документов ГУ ГОПАНО       Н.Н. Судакова

  • Новости и события
  • Комитет по делам архивов
    Орган государственного управления архивным делом в области, контролирует соблюдение архивного законодательства, руководит работой 10 государственных казенных учреждений, осуществляет методическое руководство деятельностью 50 муниципальных архивных учреждений и около 3 тысяч архивных организаций. Комитет также ведет централизованный государственный учет архивных документов области на базе программного комплекса «Фондовый каталог».
  • Государственные казенные учреждения
    Комитет и подведомственные ему государственные архивы образуют Государственную архивную службу Нижегородской области
  • Муниципальные архивные учреждения
  • Научно-методический совет архивных учреждений ПФО
    Постоянно действующий совещательный орган архивных учреждений субъектов Российской Федерации, входящих в состав Приволжского Федерального округа, созданный в целях совершенствования их работы в области архивоведения, документоведения, археографии; обобщения и распространения передового опыта, использования его для улучшения практической деятельности архивных учреждений.
  • Общественный совет
    В целях повышения роли общественности в области выработки и реализации государственной политики в области архивного дела на территории Нижегородской области был создан общественный совет. Выполняет консультативно-совещательные функции, участвует в осуществлении общественного контроля в порядке и формах, которые предусмотрены действующим законодательством Российской Федерации и Нижегородскй ообласти.
  • Противодействие коррупции
    Антикоррупционная деятельность является приоритетной задачей для всех государственных структур и муниципальных органов
  • Государственная служба
  • Государственные услуги
  • Услуги государственных казенных учреждений
    Архивы Нижегородской области оказывают услуги на основе хранящихся документов

Внедрение — Graphit

Технология — Treegraph

Яндекс.Метрика